Из старых заметок на досуге о городе Афины Паллады


А-Ф-И-Н-А…
Название столицы на местном языке звучало музыкально и заманчиво воскрешало в памяти предание о споре трех прекрасных античных богинь о том, кто же из них прекраснее. Яблоко, которое должен был присудить юный античный плейбой, конечно же должно было достаться белокурой Афине — статной и голубоглазой, мудрой и неповторимой, достойной дочери своего отца, не из чрева женщины появившейся на свет, но из мудрой головы царя всех богов .

Доверено было решение этого непростого для смертных вопроса тому, кто в итоге попался на столь привлекательную для смертных в их краткой жизни удочку телесного наслаждения. Яблоко было отдано богине, дающей  телесную утеху любви. Не прекрасней была Афродита златоглавой Афины, и конечно же не мудрее — вся мудрость её заключалась в словах «Дай телу всё, что оно пожелает». Но яблоко первенства было отдано ей…

Город, который основала прекрасная Афина, прошел через многое на своем тысячелетнем пути. Он видел и годы небывалого расцвета, когда на площадях его собирались самые блестящие умы экумены, и небывалого упадка, когда только стада козочек паслись на склоне горы, где виднелись полуразрушенные камни славного когда-то Парфенона. Именно такую картину увидела юная принцесса российской царской семьи, приехавшая в Элладу для брака с баварских кровей наследником греческого престола. И — расплакалась ( исторически зафиксированный факт !).

Ольга Константиновна — королева Эллинов

Эти слезы юной российской принцессы Ольги неизменно повторяются и текут из глаз мечтательных филоэллинов при простом соприкосновении с греческой действительностью. Современные Афины посылают в нокаут одним своим видом. Дома, слепленные как соты пчел, редкие и хилые деревца, вылезающие кое-где из заливающего всё бетона, и — машины, машины, машины — испускающие отвратительный слезоточивый дымный гар…

И где то там, на вершине горы виднеются белые камни Парфенона — и слезы текут из глаз то ли от вызывающего их машинного нефоса (дыма от выхлопных газов), то ли от той тоски, которая разбила сердце юной российской принцессы, видевшей руины славных прошлых дней на фоне вызывающего ужас современного пейзажа.

Image and video hosting by TinyPic
типичный пейзаж греческой столицы, вид с моего балкона на одну из афинских достопримечательностей — холм Ликабетт

Очевидно, что сиротливо единственный пункт, в котором Эллада и Россия схожи — и просто идентичны, как близнецы братья — это то, что для того чтобы излечится от ностальгии по ним, достаточно просто в них приехать.

Причем если в России терапия эта шоковая и начинается уже у стойки паспортного контроля, то в Греции терапия имеет замедленный эффект и действия её не ощущается, пока вы находитесь в построенном умелыми галльскими руками здании аэропорта, ни пока машина мчит вас по современному хайвею в город Афины Паллады.

Но с первого же выхода через безупречно современный exit в нужный вам район — терапия ностальгии становится не менее шоковой. Город богини мудрости встречает вас неповторимым ароматом плавящихся под солнцем мусорных мешков, неубранных несколько дней — очередная забастовка мусорщиков встречает вас только как вершина гигантского айсберга всех проблем самой загазованной, засоренной и густозастроенной из всех столиц Евросоюза.

Мусор в столице Греции весь выбрасывается на «хоматерес» — открытые пространства на которых он благополучно и разлагается.
Вместе с Парфеноном город украшают несколько мусорных свалок, которые Эллада обязывалась закрыть до конца 2008 года ,потому что штрафы со стороны ЕС должны вроде как стыдить развитую страну евросоюза на заре 3-го тысячелетия.

Район Мениди и Неа Лиосиа, в котором, насколько я знаю, из-за дешевизны жилья и собрались многие выходцы из бывшего советского пространства, расположен как раз рядом с крупнейшей афинской свалкой (не входящей ни в какие стандарты ЕС — там мусор быстро сжигают и закапывают). И когда ветер дует со стороны свалки говорят, что дышать там нечем.


одна из афинских мусорных свалок

Такая необходимая вещь как Recycling (сбор использованного стекла, бумаги и пластика) вообще в этой стране стоит на месте — рисайклится только 26% стекла и 29% бумаги вместо 60% обоих которые обязана как член ЕС. Из 7500 бачков recycling-а которые нужны в Афинах установлены только 1500.

И вот что интересно — в новобранце Евросоюза Словении, скажем, у каждого дома стоят три бачка рядом — один для бумаги, другой для стекла, третий для пластика и остального. В Афинах все швыряется в один — из него все часто вываливается и кто потом разбирает на отдельные компоненты — тоже вопрос. Хотя, очевидно, так создаются надежные места работы в государственной службе (Димосио), не зависящие от превратностей свободного бизнеса.

Афины являются также самой густозастроенной из всех столиц Евросоюза.
Простой взгляд на столицу Греции убеждает в то, что город не вынесет больше ни одного метра цемента и налезающих друг на друга домов. Научные показатели только подтвердят этот вывод. На каждого жителя столицы приходится только 2 кв. метра зелени.

Обычным явлением здесь стали пожары в окрестных лесах. Они регулярно сжигают то, что еще оставила природа — а на месте сгоревшего тут же вырастают новые дома. В Афинах собралось уже 5 миллионов — половина всего населения Греции . Население столицы продолжает динамично расти потому что только здесь уровень жизни сравним с остальным Евросоюзом, в остальной же части страны его можно решиться определить как «балканоотсталость в зените» и многие люди, а особенно молодежь, стремятся сюда. Значит — надо строить дом на доме и надо жечь так мешаюшие этому деревья.

Сегодняшний суперсовременный аэропорт Елевтериос Венизелос был отстроен французскими фирмами как подарок Евросоюза к Олимпиаде,проходившей в Афинах в 2004 году, а на оставшейся пустой огромной территории старого аэропорта Эллинико было принято благороднейшее решение создать самый крупный парк в Европе. На стадии решения это благородное намерение благополучно замерзло.

А дамоклов меч застройки завис на последней незабетоненной и не утонувшей в домах территории города Афины Паллады. Прошло уже много лет и последние надежды очевидно улетучатся. Хотя официальное предупреждение ученых гласит, что город не выдержит больше ни одного метра железобетона.

Вместе с машинными выбросами, превосходящими все разумные цифры и благополучно работающих на старом бензине (который запрещен к употреблению во всей остальной Европе и даже у большинства новобранцев — живой пример – совсем недавно принятая Словения) этом железобетон порождает опасные уровни ракообразующих соединений -вот здесь по ним Афины держат планку первенства по Европе.

Copyright  Atena Boutsiani 2008

Все авторские права защищены. Воспроизведение любыми техническими средствами возможно только при наличии письменного разрешения владельца авторских прав.

Реклама

НЕОБЫЧНАЯ ГРЕЦИЯ. АЛЬПИЙСКИЕ ПЕЙЗАЖИ ЭЛЛАДЫ

Image and video hosting by TinyPic
Путешествиe в Грецию чаще всего многие понимают как вылазку к морю. На море, на курорт, погреться и поплавать. Для обитателей северных регионов летнее стремление к солнечной теплоте объяснимо, конечно, и оправдано. Для коренных же жителей Средиземноморья летняя теплота скорее враг, чем долгожданный союзник. Температуры, обычные для этой географической полосы в летние месяцы, ставят выживание в современных зацементированных городских центрах на грань возможного. Поиск прохлады становится основным занятием в дни отдыха. В Греции основной вопрос который люди задают друг другу в преддверии выходного дня, а значит возможности куда то выбраться это — Βουνό η θάλασσα; — Море или горы? Где найти спасение от изнуряющего прожаривания на бетонных сковородках — в водной прохладе или в лесной свежести горных склонов? и хотя пляжи и забиты в жаркие выходные дни, выбором многих все же остаются горы.

Северяне, выбирающиеся к морю, часто просто не замечают что страна эта покрыта горами, вылазка в которые может стать не менее, а может быть и более интересной чем купание и загорание на побережье. Практически каждый населенный пункт Греции имеет и свое βουνό — какой нибудь горный массив на большем или меньшем удалении, до которого можно добраться на машине, автобусе, мотоцикле или велосипеде и начать восхождение или прогулку на горных дорогах в прохладе лесного массива. Хотя очень многие горы в Греции совершенно «голые» — вся растительность их ограничена кустарниками, но не меньше и гор, покрытых богатым лесным массивом, напоминающим альпийский ландшафт.

Афины с востока окаймляются горной цепью мифологического Гимета, название которого на современном греческом звучит как Имитос, и на склонах которого «спасаются» в лоне природы жители бетонных блоков всех районов города протянувшихся вдоль горы. К северу от Афин возвышается самая высокая гора этого региона Парнифа ( или очевидно Парнисса в передаче на русский), самый высокий пик которой достигает полутора тысячи метров. В зимние месяцы вершина ее часто покрывается снегом, и снежный альпийский ландшафт может увидеть любой афинянин, решившийся на вылазку на эту гору — необязательно ехать в Швейцарию… Склоны «афинских» гор покрыты соснами и елями, и , прогуливаясь по этому «венскому лесу», даже трудно себе представить что в нескольких километрах внизу плещется южное Средиземное море. Зимой в городе в эти дни мерзлая мокрота с температурой никак не опускающейся ниже 7-8 плюсовых градусов Цельсия. Мокрый снег падает в Афинах приблизительно раз в 6-7 лет и тает от тамошних температур, не успев долететь до земли. Но небольшое желание и небольшое передвижение зимой переносут вас в альпийский заснеженный ландшафт.

Image and video hosting by TinyPic
на Парниссе зимой ( в 30 км от центра Афин…)

В горах, даже на Пелопоннессе, расположенном южнее столицы, сугробы перекрывают дороги и на колеса машин приходится одевать цепи для защиты от скольжения по льду. Там же в горах Пелопоннесса в зимние месяцы действует и лыжный центр. В общем, любителям снега и зимних видов спорта не обязательно уезжать из Греции на зиму — достаточно просто забраться на горы! Даже в южной материковой части Греции… В общем, в Греции есть все. Даже альпийские пейзажи.

Читатели моего блога хорошо знают меня как неисправимую и неутомимую критикессу всего греческого. Но я никогда не смогу отрицать и смиренно признаю то, что в Греции замечательно. И вот один из этих пересчитываемых на пальцах одной руки положительных моментов — это присутствие на одной и той же земле таких различных географических зон. Вы любитель юга? побережья с золотистым песком, прозрачными морскими волнами и сияющим солнцем ждут вас летом и неуходящая теплота зимой. Нет, вы поклонник севера? Ну что же, немного силы и желания, и взобравшись на горы, вы спасетесь от съедающей город жары в прохладе вечнозеленого леса летом и покатаетесь на ваших лыжах зимой. А для людей, не знающих, что им надо, есть прекрасная возможность быстро чередовать одно с другим, не давая себе возможность впасть в затяжную хандру.

Мне хотелось бы рассказать о всех маршрутах «необычной Греции», той, которая нравится мне, которую не демонстрируют классические туристические афишы с морем, солнцем и сувлаки, но которую хорошо знают, любят и используют местные жители, которая прекрасна и мало чем уступает по красоте альпийскому ландшафту. На вопрос Βουνό η θάλασσα мы ответим Βουνό Мы выбираем горы!

«В ТЕНИ МЕДОТОЧИВОГО ГИМЕТА …»

Самый первый, простейший и мой самый любимый маршрут, не предполагающий даже выезда за пределы Афин, начинается напротив моего афинского дома. Конечно большую роль сыграл и подарок судьбы — то, что находится этот дом » под сенью Гимета», в одном из районов, протянувшихся вдоль горы Имитос.

ТАМ, упиваясь сладким медом Гимета в прохладной свежести его лесов, под звук журчания прозрачного Илисса развлекались нимфы, сатиры и другие полубожественные существа. Там в горах Гимета, куда отправлялся на охоту прекрасный Кефал увидела его розоперстая богиня зари Эос,воспылала к нему страстью и ,похитив его, унесла далеко от Афин, на самый край земли. В диалоге «Федра» на берегу Илисса вблизи святилища нимф и речного бога Архелая беседовали Сократ и Федр. На другой стороне Илисса был храм Артемиды Агротеры (Ловчей). А на островке посредине реки стоял храм Деметры и ее дочери Коры.

Ну а в наше немифологическое время, реки спускающейся со склонов Гимета, уже не видно, большинство афинских речек были убраны в трубы, чтобы освободить все больше и больше места для расползающейся как раковая опухоль застройки и только эхо тех мифических времен можно услышать в названии района, где стоит мой афинский дом — Ано Илиссия. Верхняя Илиссия, здесь стекал когда-то Илисс со склонов Гимета.

Image and video hosting by TinyPicМифический Гимет с моего балкона в обрамлении налезающих на него построек. Типичный пейзаж столицы Греции.

КАК ДОБРАТЬСЯ ДО «ТЕНИСТОГО ГИМЕТА»

Восхождение на Гимет можно начать добравшись до одной из Афинских достопримечательностей, отмеченной во многих путеводителях — византийского монастыря ΚΑΙΣΑΡΙΑΝΗ-KAISARIANI monastery ( КЕСАРИАНИ ), приютившегося на склонах Гимета. От центра города ( центр автобусных остановок на улице ΑΚΑΔΗΜΙΑΣ-AKADIMIAS ( АКАДЕМИЯ, станция метро ΠΑΝΕΠΙΣΤΙΜΙΟΥ- PANEPISTIMIOU (Университет)) можно доехать на автобусе 224, конечная остановка которого у кладбища района ΚΑΙΣΑΡΙΑΝΗ-KAISARIANI, » под сенью Гимета» . Поблизости вы увидете указатель на Μονη Ιωαννου Προδρομου- St John the Baptist Monastery ( Монастырь Святого Иоанна Предтечи). Это действующий монастырь, приютившийся на небольшом холмике у склонов Гимета, который открывается для народа только когда там проходят службы в воскресные и праздничные дни. Для пожилых и немощных восхождение на Гимет ограничивается обычно восхождением на этот холмик и прогулкой в лесу, начинающимся за стенами монастыря. Она даст представление о богатстве лесных склонов горы, лес этот полон соснами и елями, и благополучно уводит его посетителей от набившей оскомину картины Греции с солнцем, морем и сувлаки. Но для того чтобы увидеть византийский монастырь 11 века и в полной мере оценить виды, открывающиеся с Гимета, вам придется совершить гораздо большее восхождение. Лес, окружающий монастырь Иоанна Предтечи, встречает шоссе, разные ответвления которого ведут в северные районы столицы, на national road, ведущую в аэропорт Элефтериос Венизелос и на саму гору Имитос. На вершине «медоточивого Гимета» расположены антенны и радары, помогающие вести телевизионное вещание, и в наше немифическое время туда наверх ведет очень современная дорога, так что подняться можно быстро и без проблем на машине или мотоцикле (или велосипеде — у кого есть силы), но быстрое это поднятие никак не сможет заменить неповторимую прогулку по лесным склонам с ее свежестью воздуха, дающую потрясающий заряд энергии по крайней мере на неделю. Да, восхождение пешком на горы подарит вам не усталость, а невиданный прилив Энергии! Так что вперед!

Восхождение на мифический Гимет и посещение монастыря Кесариани можно сочетать также с прогулкой по одному из немногих красивых мест в Афинах — территории ее Университета. Некоторые здания Университета расположены в центре у станции метро ΠΑΝΕΠΙΣΤΙΜΙΟΥ- PANEPISTIMIOU (Университет) но основной массив его раскинулся здесь под сенью Гимета, у подножия его вечнозеленых склонов. Большая территория, отделенная от грязи и шума всего остального города забором, хорошо спланированная и заасфальтированная, но полная зелени. Здесь тоже не ощущаешь себя в Греции и в Афинах, но где-то в университетских городках Америки. Это идеальное место для велосипедных прогулок — большой круг Университета на велосипеде создаст проблему подъема на дороге только на небольшом отрезке, в основном это будет полный релакс ската с горы.
Это мое любимое место велосипедных прогулок. Восхождение на Гимет с велосипедом тоже подарит фантастический скат при возвращении, но — любишь кататься, люби и саночки возить, а на это не всегда есть силы. Да и без велосипеда прогулка по территории Афинского Университета стоит того.

Добраться можно от центра автобусных остановок на улице ΑΚΑΔΗΜΙΑΣ-AKADIMIAS ( АКАДЕМИЯ, станция метро ΠΑΝΕΠΙΣΤΙΜΙΟΥ- PANEPISTIMIOU (Университет) на автобусе 608 ( направление указанное на верху автобуса —ΝΕΚΡΟΤΑΦΕΙΟ ΖΩΓΡΑΦΟΥ). Конечная остановка этого автобуса у кладбища района ΖΩΓΡΑΦΟΥ, прямо у одного из главного входов на территорию Университета, но самого далекого от дороги на монастырь Кесариани. Также можно доехать на автобусах 235 ( направление указанное на верху автобуса -ΝΕΟ ΖΩΓΡΑΦΟΥ ), 220
( направление указанное на верху автобуса -ΑΝΩ ΙΛΙΣΙΑ) и 221( направление указанное на верху автобуса -ΠΑΝΕΠΙΣΤΙΜΙΟ). Конечная остановка этих автобусов напротив одной из дверей на территорию Афинского Университета рядом со зданием ΘΕΩΛΟΓΙΚΗ ΣΧΟΛΗ (Факультет богословия). Лес, начинающийся рядом с этим зданием выведет вас к зданиям факультетов Естественных наук, где кончается территория университета, встречая шоссе, одно из направлений которого прямо перед вами взбирается на вечнозеленые склоны тенистого Гимета.

Важная инфо для приезжих : Билет на все виды общественного транспорта в Афинах стоит 1 евро и действует в течении 1,5 часов со времени его первого компостирования вне зависимсти от того, сколько видов транспорта вы изпользовали в это время (но каждый раз его нужно компостировать снова))

Image and video hosting by TinyPic

дорога, забирающаяся на Гимет, возможно самая удобная, но лишенная неповторимого очарования горных тропинок

Дорогу для автомобилей можно было бы смело назвать так же «дорогой для ленивых». Даже при отсутствии механического средства передвижения она предоставляет самый безопасный и организованный способ поднятия на Гимет. Но я могла бы посоветовать ее только тем, у кого мало времени или совсем нет авантюристической жилки. Она вас поднимет на вершины Гимета, но лишит неповторимого духа приключений на лоне природы, которого все мы, горожане, с рождения лишены, и который может стать той волшебной палочкой, которая одним своим прикосновением приведет в норму наш подпорченный психологический баланс. Тропинки наверх начинаются там же, где и асфальтированная дорога. Гимет покрыт сетью тропинок, общая длина котрорых превосходит 10 км и которые использовались еще в те античные времена… Если асфальтированная дорога на Гимет ничем себя не проявила в истории, то одна из тропинок, которую вы выберете для восхождения, использовалась возможно еще Сократом, когда поднимался он на медоточивый Гимет полюбоваться заходом солнца, удалиться от Ксантиппы и поразмышлять о бренности сущего.

Image and video hosting by TinyPic

одна из тропинок Гимета, живой памятник античности

Впрочем, страдающих недостатком времени и машинная дорога через четверть часа некрутого поднятия в гору приведет к первой, и остающейся, увы, для многих единственной остановке — византийскому монастырю КЕСАРИАНИ. Название это происходит по разным версиям или от имени его основателя игумена Кесария, или от названия чудотворной иконы Богоматери Кесарийской (происходящей из Кесарии), которая когда то здесь хранилась. Есть так же версия, что еще в дохристианские времена находился здесь храм или жертвенник, где творились мистерии подобные Елевсинским, называвшиеся Сесарийскими, и название это произошло от имени дочери царя Элевсины Келея, участвовавшей в них. Kaisariani monastery нашел свое место в международных путеводителях и здесь можно увидеть иногда автобусы с иностранными туристами. Но даже они не
способны нарушить тишину и спокойствие этого места, затерянного на склонах Гимета. В четверти часа от шумливого шоссе, со несущимися куда-то машинами тишина византийского монастыря -именно такая, какой она была в те византийские дни. Монастырь Кесариани был известен в византийскую эпоху своей богатейшей библиотекой, научными и философскими трудами монахов. Как и повсюду в средневековье монастыри были не только и не столько центрами отшельничества и молитвы, сколько центрами просвещения и философии. Монахи были и передовыми мыслителями своей эпохи. Говорят, что сюда приезжал из Мистры выдающийся мыслитель поздневизантийской эпохи Георгий Плифон Гемистос чтобы учить молодых монахов.
Тишина, спокойствие и лесная прохлада окружают монастырь. Он не действует, почти все монастыри, приютившиеся на склонах были закрыты во время правления и по инициативе баварских кровей короля Оттона, поставленного во главе освободившейся от турецкого ига Греции европейскими союзниками, помогавшими в деле освобождения. Открыт каждодневно с 8.30 до 15 часов, входной билет стоит 2 евро. Впрочем, неповторимую атмосферу духа византийской эпохи можно ощутить и вне стен самого монастыря, совершив небольшкю прогулку по его открытой территории. Стоимость билета даст вам возможность только поближе увидеть храм конца 11-начала 12 века с фресками 18-того и другие строения монастыря.

Image and video hosting by TinyPic

вход в монастырь
Image and video hosting by TinyPicвнутри монастыря

Но первая христианская церковь была построена здесь еще раньше на возвышенности недалеко от монастыря, которая больше известна захватывающим панорамным видом Афин и побережья, первым из той серии видов который Гимет может подарить взбирающимся на него. Этот Λοφος των Ταξιαρχων- Taxiarhon hill ( Холм Архангелов) больше известен даже чем сам монастырь, именно из-за вида открывающегося с него. Здесь можно увидеть и руины той первой христианской базилики 5 века.

Но местность это более известна как место пикников людей,»выбирающих горы» и забито в выходные и праздничные дни растянувшимися на траве и поглощающими разные вкусности семейными и прочими компаниями, носящимся туда-сюда и опрокидывающими все на своем пути малышами, одурешими от долгожданной свободы вдали от городской клетки и имеющие историческую ценность руины, на которые никто не смотрит, создают только неповторимый греческий аромат истории, валяющейся под ногами, вне какого-то внимания неоэллинов . Кроме руин древнехристианской базилики здесь можно увидеть и остатки действовавшего в период Франкократии католического монастыря Святого Марка. В обоих храмах видны использовавшиеся при строительстве остатки белых мраморных колонн античного храма, когда то стоявшего здесь.

Image and video hosting by TinyPic
Название Франкократия — господство франков, относится к поздневизантийскому периоду истории, когда власть над империей находилась в руках представителей Западной Европы. Византийцы того времени называли франками всех «латинян», всех, кто не были славянами и жили к западу и северу от Балкан. Люди, не интересующиеся византийской историей, обычно не имеют от этом периоде никакого представления. В общих чертах все знают, что Константинополь пал под ударами турков-османов, последний византийский император Константин погиб, сражаясь на стенах города, византийская империя распалась и для земель древней Элладе наступил период турецкого ига, который закончится только с началом восстания 1821 года и общеевропейской помощи колыбели Европы. Но мало кто из тех, кто не интересуется византийской историей знают, что это было не первое падение Константинополя.

Столица Византии уже пала в 1204 году под ударами участников Четвертого Крестового Похода. Период Франкократии — господства франков, или Венетократии, потому что именно венецианцы получили при разделе львиную долю земель и создали на них свои феодальные государства, растянулся на три с половиной столетия. Конец его историки относят только к 1566 года, когда турки захватили окончательно земли бывшей Византии на которых раньше обосновались ломбарды, немцы и французы.

После падения Константинополя под ударами крестоносцев в нем венчался на царство по византийскому ритуалу король Фландрии (совр. Бельгия) Болдуин Девятый. Он стал императором новообразованной Латинской Империи. Молодой император стал, по сути, лишь марионеткой стареющего дожа Венеции Энрико Дандоло. Фессалоникийское королевство было образовано в области нынешних Салоник, и включало также Македонию и Фессалию. Правителем его стал один из видных участников крестового похода, рассчитывавший стать императором, Бонифаций Монферрат. Молодой император рассчитывал на включение территории Фессалоникийского королевства в сферу своего влияния, но венецианскому дожу удалось уговорить его отдать эти территории Монферрату. Территории Греции не так уж легко подчинялись власти Фессалоникийского короля, на земле Пеллопоннесса он встретил ожесточенное сопротивление. Чтобы обеспечить стратегическое продвижение в глубь территории современной Греции, король был вынужден отдавать новые захваченные земли в награду удачливым полководцам. Так Пелопонесс оказался под властью удачливых крестоносцев Гильома де Шамплитта и Жофруа ву Вилардуэна, основавших герцогство Ахейское , а Афины под властью незнатного бургундского рыцаря Оттона де ла Роша, ставшего Герцогом Афинским. До захвата территорий современной Греции турками в 15 веке , официальным языком на земле Эллады был французский, а греческий использовался как язык местного населения. Римско-католическая церковь здесь открывает свои церкви и монастыри. Φραγκομονάστηρο (Франкомонастиро) который мы видим рядом с раннехристианской базиликой это остатки католического храма святого Марка.
Image and video hosting by TinyPic

здесь можно увидеть карту лесного массива Кесариани 

Тем, для кого восхождение на Гимет ограничится посещением монастыря Кесариани и созерцанием вида с вершины холма Таксиархон (Архангелов), стоит пройти еще немного по дороге для автомобилей по направлению наверх и посетить Καλοπούλα ( Калопула ) — очаровательный кафетерий в глубине леса среди деревьев, из которых сделаны все его здания, столы и стулья. Немного выше по дороге, на высоте 545 метров., расположен монастырь Таксиархон (Архангелов), известный также под именем Астериу, не от слова астери-звезда, но от имени Святого Луки Стириотиса. Судя по особенностям своей архитектуры, он относится к 16 веку. На этом краткий ознакомительный визит на Гимет можно завершить и приступить к спуску.

Но для тех, кто хочет совершить восхождение на вершины Гимета и увидеть неповторимые виды Афин и Аттики, на холме Таксиархон все только начинается. Именно там начинаются тропинки наверх. Есть и тропинки, не лезущие наверх, так же как и старая незаасфальтированная дорога, но они никуда не ведут, и рано или поздно теряются, об этом предупреждают указатели Αδιεξοδο — Тупик. Основную тропинку наверх трудно не заметить, если с холма Таксиархон, оставив за спиной панорамный вид пойти прямо вперед с намерением подняться на гору, вы ее непременно встретите. Она отмечена через каждые пару десятков метров нарисованным краской на встречающихся по дороге камнях или деревьях красным кругом ( часто с маленьким желтым внутри). И вот здесь все зависит от ваших сил и решительности — тем выше вы поднимитесь, тем более впечатляющую панораму увидите и тем больше сил наберетесь. Моей любимой нормой всегда было восхождение на вершину — тысяча с небольшим метров, километр этот, гуляя по плоскости, вы даже не приметите, а здесь он заставит ваш организм приложит усилия для его преодоления, выведет его из летаргического сна, в котором мы все в той или иной мере пребываем и подарит потрясающий заряд энергии.
Гимет называют также Τρελλό или Τρελοβούνι, но вовсе не потому, что гора эта «сумасшедшая», как можно было бы понять из прямого перевода. «Трелло» здесь это передача на греческий французского выражения très long — очень длинный. Таким казался очевидно Гимет французским рыцарям герцогства Афинского… Длина его достигает 16 км от севера Афин до Саронического залива, а ширина от 6 до 7 км от востока до запада. И сейчас подняться на Гимет можно в северных районах Афин, к нему прилегающих ( Αγια Παρασκευη-Agia Pakaskevi, Χολαργος- Holargos, Παπαγου-Papagou, Γερακας-Gerakas) и если пройти его весь по длине по вершине, спуститься можно уже у самого моря, ( в районах Γλυφαδα-Glyfada, Βουλα-Voula, Βουλιαγμενη-Vouliagmeni), или уже за пределами Афин( Βαρκιζα-Varkiza, Βαρη-Vari) . Действительно — очень длинный! Я проделала этот путь только раз в своей жизни, и начав его здесь у Афинского университетского городка, то есть где-то на середине протяженности Гимета, а не с его начала в самых северных районах Афин. Начав в 7 утра к морю спустились, когда солнце начало садиться — но впечатления были незабываемые, а сил прибавилось на месяц!
Еще с античных времен славился Гимет как «медоточивый», и пряный запах который неотвязно сопровождает вас во время прогулки по его склонам — это запах тимьяна, растущего здесь повсюду, с которого пчелы, также как в античные времена, собирают нектар для чудесного тимьянового меда
( μελι θυμαρισιο) с Гимета. Флора и фауна горы чрезвычайно богаты. Здесь, в такой пугающей близости от современной столицы, орнитологи насчитывают 130 различных видов птиц, а растительность состоит в 600 различных видов цветов и растений.

По мере восхождения на гору открываются все новые виды, и прежде всего панорама Афинского университетского городка
Image and video hosting by TinyPic

Наконец, достигнув вершины горы, вместе с захватывающий дух панорамой, вам придется лицезреть радары старой военной базы и новые антенны телевидения. Высоты Гимета использовались военными силами всех государств, когда либо существовавших на территории Эллады, в стратегических целях, а властитель умов нашего времени телевидение не пременуло попользоваться его высотами и в своих интересах
Image and video hosting by TinyPic
вид с вершины на районы Μαρκοπουλο-Markopoulo и Παιανια-Peania пригороды Афин

Даже если вы всего на несколько дней а Афинах, отложите что-нибудь не слишком нужное, и если вы посмотрели Акрополь — взойдите и на Имитос. Мифический Гимет гораздо более приблизит вас к неповторимому античному духу, чем все музеи с осколками античных ваз.

С вершины горы не только город кажется нам маленьким и незначительным, но и все наши заботы и треволнения, там внизу, чудесным образом теряют на какое то время свою важность. Люди недаром селили своих богов на небеса и вершины гор…
Кто знает, не находился ли Лукиан из Самосаты на вершине такой же горы с простирающимся внизу миром, когда пришли ему в голову «Диалоги в царстве мертвых». Ведь необязательно спускаться в ад, чтобы об этом задуматься, достаточно посмотреть на мир, в котором мы живем с достаточной высоты.

.»18. Харон. Смотрю я на все это и спрашиваю себя: что же за сладость людям в жизни и что именно они в ней теряют с таким неудовольствием? Ведь вот поглядеть на царей, которые кажутся еще наиболее счастливыми, и что же? Помимо непрочности и, можно сказать, двусмысленности их судьбы, найдешь, что неприятностей у них больше, чем радостей: все виды страха, волнений, ненависти, покушений, гнева и лести — вот среди чего живут они все. Я уж не говорю о печалях, болезнях, страданиях: они, конечно, властвуют над всеми людьми одинаково. А теперь посуди сам: какова должна быть жизнь простых смертных, если даже царям скверно живется?

19. Мне хочется, Гермес, тебе сказать, что напомнили мне люди и вся их жизнь.
Ты, наверно, не раз видел пузыри, вскакивающие на воде под падающим сверху источником. Я говорю про те пузыри, из которых образуется пена. Так вот, одни из них невелики и сразу же лопаются и исчезают, иные же держатся дольше и, поглощая другие, приближающиеся к ним, сами раздуваются чрезмерно и достигают больших размеров; однако, рано или поздно, и они обязательно лопаются, так как иначе и быть не может. Такова и жизнь человеческая. Все люди надуты воздухом, кто больше, кто меньше. Для одних краткосрочным и быстротечным является это дуновение, другие же исчезают вместе с возникновением. Ведь лопнуть неизбежно должны все.
Гермес. У тебя, Харон сравнение получилось ничуть не хуже, чем у Гомера, который уподобляет род людской листьям.
20. Харон. Так вот каковы они, эти люди, Гермес, и, тем не менее, ты видишь сам, что они делают и с каким честолюбием оспаривают друг у друга власть, почести и богатство, хотя им придется все это оставить и явиться к нам только с одним оболом. И, знаешь, раз уж мы забрались на такую высоту, я, пожалуй, крикну во все горло и посоветую людям не трудиться по-пустому, а жить, имея постоянно перед глазами Смерть. Я закричу им: «Пустые люди! Чего вы хлопочете? Не выбивайтесь из сил: ведь не всегда вы будете жить! И все, что кажется для вас важным здесь, не является постоянным, и, умирая, никто ничего не унесет с собой. Голым уйдет отсюда он сам, — так суждено роком, — а его дом, поле и золото всегда будут переходить из рук в руки, меняя хозяев». Как ты думаешь, если я крикну им во всеуслышанье что-нибудь в этом роде, разве не принесет это большой пользы им в жизни и не сделает людей более благоразумными?
21. Гермес. О, мой дорогой! Ты не знаешь, что Неведение и Обман привели их в такое состояние, что им и буравом не просверлить ушей, так они забили уши воском, совсем как Одиссей своим товарищам из страха перед пением Сирен! Где же им услышать тебя, хотя бы ты лопнул от крика! Ибо то самое, в чем у вас проявляется сила Леты, здесь производится Неведением. А впрочем, есть среди людей небольшое число и таких, которые не наполнили уши воском, но, стремясь к истине, зорко вглядываются в происходящее и понимают, каково оно действительно.
Харон. Так крикнем хоть им?
Харон. И это лишнее — говорить им то, что они сами знают. Посмотри, как в стороне от толпы они насмехаются над происходящим. Нигде и никогда эти люди не находят в нем удовлетворения, но явно собираются уже бежать от жизни к вам: ибо остальные ненавидят их за то, что они обличают их невежество.
Харон. Превосходно! Вот славные люди! Но только как их мало, Гермес!

Гермес. Довольно и этих… Однако пора. Давай спускаться.»

Пора спускаться и нам.
Image and video hosting by TinyPic
(C) Atena Boutsiani 2010
Авторские права защищены

АФИНСКИЕ ХОЛМЫ (Ликабетт или Ликавитос)

Это один из семи афинских холмов . Многие исторические города претендуют на то, что они были построены на семи холмах . Рим, Москва, Константинополь, Киев, Будапешт и Бухарест…Древние астрологи считали что, для того чтобы стать вечным и никогда не разрушиться он должен стоять на семи холмах и иметь реку, протекающую через него. В древности считалось что Земля расположена в центре мира, а вокруг нее обращаются семь планет, видимых невооруженным глазом: Солнце, Луна, Меркурий, Венера, Марс, Юпитер и Сатурн. 7 холмов —должны были символизировать 7 планет, а центральная река Землю, которая расположена в центре мира. Вечный город, построенный по космическим принципам, становится подобием Вселенной и никогда не будет подвергнут тлению…

Конечно холмов в городе может оказаться меньше или больше, как, скажем в Афинах, где их 12. Но тогда самые живописные объявляются «историческими», на которых город был воздвигнут. В Афинах эти семь следующие — холм на котором стоит Акрополь (Ακρόπολη Αθηνών), ,холм Филопаппу или холм Муз (λόφος Φιλοπάππου, λόφος Μουσών) напротив его, холм Нимфон ( λόφος Νυμφών) или Астероскопиу( λόφος Αστεροσκοπείου), на котором расроложена Афинская Обсерватория, холм Пника (Πνύκα), расположенный между ними, холм Ареса (Άρειος Πάγος ) к северо-западу от Акрополя, холм Ликабетт (Λυκαβηττός) и холмы Турковуниа (Τουρκοβούνια).

Что говорили мифы

Миф рассказывает нам что, когда богиня Афина несла в руке гору, которую хотела поставить на Акрополе, ворон принес ей плохое известие. Она выронила ее — и на этом месте возник холм Ликабетт. А вороны с тех пор стали черными от излившегося на них гнева богини.

Каким же было известие, заставившее Афину выронить камень? Дневнегреческие мифы, как они есть, в своем не обработанном для средней школы варианте, очень часто чужды ложного стыда и полны пикантных подробностей. В этом мифе, так как нам поведал его Апполодор Афинский , прекрасная Афина пришла в мастерскую уродливого бога-кузнеца Гефеста чтобы он выковал ей новое оружие. Вожбужденный красотой девственной богини, Гефест страстно возжелал ее, гласит миф. Ну, нашим языком, проще говоря, захотел поиметь прямо здесь, на наковальне…Хранящая свою девственность богиня отвергла его, продолжает Апполодор, и завязалась борьба. Опять таки нашим языком говоря, кузнец совершает попытку изнасилования . Человек был и остается всегда тем же, и в высоком слоге древних мифов и в современной городской хронике… Семя Гефеста упало на бедро богини, сообщает нам Апполодор, Афина в отвращением вытерла его куском ткани и бросила на землю и Земля, богиня Гея, родила от этого семени Эрихтония.

Прекрасная богиня, почувствовав свою вину за случившееся и ответственность за ребенка, взяла его под свое покровительство. Она спрятала его в своем святилище, положив в корзину с плотно закрытой крышкой. Богиня поручила охранять таинственно рожденного землей младенца дочерям Кекропа, получеловека-полузмеи. Афина строго запретила им поднимать крышку с корзины, они не должны были видеть младенца. Их мучило любопытство, очень хотелось им взглянуть на Эрихтония, но богиня строго запретила им это. Когда однажды Афина отлучилась из своего святилища на и, возвращаясь, несла с собой на Акрополь гору , навстречу ей прилетела ворона и сказала, что дочери Кекропа открыли корзину с Эрихтонием и увидали таинственного младенца. Страшно разгневалась Афина, она бросила гору и явилась в свое святилище на Акрополе. Богиня строго покарала дочерей Кекропа — она отняла у них разум, они выбежали из святилища, в безумии бросились с отвесных скал Акрополя и разбились насмерть. С этих пор сама Афина охраняла Эрихтония. Гора же, которую бросила Афина, так и осталась на том месте, где сообщала богине ворона о проступке дочерей Кекропа; потом эта гора стала называться Ликабетом. Эрихтоний, возмужав, стал царем Афин, где и правил долгие годы. Им были учреждены древнейшие празднества в честь Афины-Панафинеи.

Колонаки

А с вершины Ликабетта открываются замечательные панорамные виды не только исторического центра Афин,
Image and video hosting by TinyPic
но и всего города.

Древних сооружений на нем самом не сохранилось и вершину его сейчас венчает белая византийская часовня Святого Георгия,
Image and video hosting by TinyPic
но несомненно здесь возвышались когда-то храмы античным богам, в частности та неизвестная колонна, от который район, раскинувшийся на склонах холма, получил свое имя.

Район этот называющийся Колонаки, раскинулся по склонам холма и получил свое название от колонны, которая когда то здесь находилась. Какая колонна, в честь кого или чего была она воздвигнута, в какие времена здесь возвышалась — эти детали история нам не сохранила, но вот название Колонаки с очень давних времен закрепилось за этим местом. Сейчас на главной площади района, известной под названием Платия (площадь) Колонаки можно увидеть одну колонну. Трудно сказать, если эта та самая древняя колонна, от которой место очень давно получило свое название, или была поставлена для украшения позднее. И с очень давних времен оно было местом проживания зажиточной публики.
Image and video hosting by TinyPicбассейны на крыше домов Колонаки — обычное дело

И в древние времена правители обычно воздвигали свои дворцы на возвышенностях, для лучшей защиты от нападений врагов. На холме Ликабетт с давних античных времен селились властители и люди с достатком. И сейчас он смотрится как маленькая жемчужина в центре выглядящего как мусорная свалка города. Изящные особняки классического стиля в щедром обрамлении зелени деревьев, ступеньки каменных лестниц здесь там взбирающихся по склонам холма — все это создает неповторимое очарование пространства, настолько отличного от обычного лица города, что способно внушить ощущение, что вы находитель где-то далеко от Афин. Проживать в центре города и быть неизмеримо далеко от него — этой привилегией пользуются все те, кому улыбка судьбы подарила возможность проживать в Колонаки, на склонах холма Ликабет. И это конечно, в основном, очень состоятельные люди. Все магазины, кафе и рестраны, которые вы здесь встретите, относятся к категории люкс, и даже за стакан минеральной воды вы заплатите в два-три раза дороже, чем в остальном городе, и только потому, что выпьете эту воду в Колонаки. Отблеск роскоши заметен во всем. И публика здесь особая, на людях лежит отпечаток достатка,

Кусочек истории
Хотя вы никогда не услышите ее это название в разговоре, все называют это место Платия (площадь) Колонаки, официальное имя площади это Платия Филикис Этериас. Филики Этерия, в прямом переводе Сообщество Друзей, тайное политическое сообщество, имевшее целью подготовки Греции к восстанию и освобождению от турецкого ига.

Французская революция 1789, сбросившая веками существовавшую и казавшуюся незыблемой монархию, пробудила стремление к освобождению во в многих странах. Призыв к Свободе, Равенству и Братству прокатился эхом волнений по Европе, отозвавшись даже в раздавленной уже несколько веков под турецкой пятой территории античной Греции. Именно в Париже на улице Монсе в квартале Сен-Жермен де Пре создается в 1809 году ( или в 1813-14, по мнению других историков) «Εταιρεία των Φίλων» (Этерия тон Филон — Сообщество друзей), называвшаяся также «Ελληνόγλωσσο Ξενοδοχείο» ( Эллиноглоссо ксенодохио — Гостиница грекоговорящих).
Image and video hosting by TinyPic
Cоздателем его был фессалоникийский интеллектуал Григорий Заликис, вдохновленный видным филоэллином своей эпохи графом де Шуазель-Гуфье (Marie Gabriel Auguste de Choiseul-Gouffier, 1752-1817). Граф был профессиональным дипломатом и многолетним французским посланником в Константинополе, одержимым любителем и собирателем греческих древностей, и автором классического путеводителя «Voyage pittoresque en Grece» (Живописное путешествие по Греции) ,читаемого и в наше время. Он был приглашен российским императором Павлом Первым на пост Председателя Российской Академии Художеств и прожил там несколько лет ( супруга его София, фрейлина при дворе императрицы, оставила интересные воспоминания о первых годах эпохи Александра Первого).Григорий Заликис служил у него секретарем и несомненно, что граф явился вдохновителем и спонсором сообщества.

Первые встречи членов сообщества происходили в знаменитом для своего времени литературном салоне Мадам де Шенье, урожденной Елизаветы Ломаки из Кипра. Сын ее Андре́ Мари́ де Шенье́, талантливый поэт, журналист и политический деятель был эллинистом — представителем нового, своеобразного гуманизма, корни которого исходят из античности.

Многие из ео эллинистических произведений были переведены Пушкиным. Стихотворение Пушкина «Андрею Шенье»напоминает о трагической гибели этого достойного эллиниста. Он был казнен якобинцами за свои политические убеждения, в возрасте 32 лет, по злой иронии судьбы за два дня до падения режима Робеспьера, приговорившего его.

Сообщество имело своей целью подготовку Греции к восстанию против турецкого ига. В период зарождения его в Париже, Сам Император Наполеон встречает его благосклонно , окружает своей заботой и персонально интересуется всеми его действиями. После падения Наполеона и реставрации Бурбонов, лишившись своей основной поддержки, сообщество разваливается, чтобы возродиться в 1814 году по именем «Филики Этерия»
в Одессе .

Основателями ее и немногочисленным ядром стали Эммануил Ксанфос, Николас Скуфас и Афанасис Цакалоф, друг и соратник Григория Заликиса, создателя первого сообщества в Париже. Это было тайная организация, построенная по тому же принципу что и масонская ложа — во главе стояла «Невидимая власть» (Αόρατος Αρχή), состав которой был строго секретен. Это позволяло организаторам намекать на членство весьма важных лиц, таких как сам российский император. Но конечно, хотя император и финансировал создание сообщества, но членом его конечно же никогда не был . На самом деле на верхушке сообщества были только трое организаторов, после 1815 гда добавилось еще пять и после смерти Скуфаса ещё три человека. Приказы «Невидимой власти». не обсуждались, члены сообщества не могли принимать собственных решений. В 1818 году «Невидимая власть» была переименована в «Власть 12 апостолов», каждый апостол отвечал за определённый регион.
Общество именовалось «храм» и имело четыре уровня посвящения:
α) Братья (αδελφοποιητοί) или Вламиды (βλάμηδες),
β) Рекомендованые (συστημένοι),
γ) Жрецы (ιερείς),
δ) Пастыри (ποιμένες).

В 1818 году штаб Этерии переместился из Одессы в Константинотоль. Умирает один из основателей и инициаторов сообщества Николас Скуфас. Остальные участники попытались найти попытались найти ему замену в лице крупной и влиятельной личности. Взгляд их сразу обратился на Иоанна Каподистрия , уроженца греческого острова Керкира или Корфу, сделавшего головокружительную карьеру в дипломатии и служившего министром Иностранных Дел Российской империи при императоре Александре Первом. Он не только отказался, но и осудил деятельность сообщества, как создающего беспорядки в Греции. Апостол сообщества Иоанн Фармакис оправляется на Афон, где пребывал смещенный в 1808 году с Константинопольского трона Патриарх Григорий V, с предложенией стать членом сообщества Григорий отказался, сославшись на невозможность для себя давать клятву безусловного повиновения неведомым ему вождям тайной организации.

В апреле 1820 года руководителем (капитан-генералом) был избран Александр Ипсиланти , кадровый офицер российской армии. Начинается подготовка к восстанию, создаются военные объединения в Греции, а также корпус добровольцев в основном из греческих студентов России под названием «Священный Корпус».[Ιερος Λοχος]

Волна революций, прокатившася по Европе в начале 19 века и вдохновившая и греческое восстание поставила также под сомнение незыблемость королевской власти. Всевозможные тайные сообщества, целью которых было свержение существующего порядка, типа сообщества декабристов, были опасны для царского дома в России. Финансируя деятельность Филики Этерия российский император оказывался в двусмысленном положении.

А в 1821 году на встрече великих держав Европ в Лайбахе ( так тогда называлась современная Любляна, столица Словении), российский император был поставлен перед неприятным фактом — в то время как целью этой встречи российского и австрийского императоров , короля Пруссии и представителей монархий Англии и Франции было именно подавление совместными усилиями революционных восстаний в Италии и всего революционного духа, охватившего Европу, во время работы конференции коронованных особ приходит известие о начале восстания в Греции под руководством Александра Ипсилантиса , офицера российской армии, а сопровождающий самого царя министр иностранных дел России Иоанн Каподистрия , известный дипломат, тоже был греком, способным, как ожидалось, предпринять дипломатические маневры в поддержку восстания.

Хотя восстание было носило чисто национальный характер и было направлено против турецкого владычества, министр иностранных дел Австрии князь фон Меттерних, видный дипломат своего времени, видел в нем одно из восстаний против существующего порядка, развитие который могло стать гибельным для монархий Европы. Император Александр Первый поспешил заверить коронованных союзников в верности России общим интересам и отсутствии какой бы то ни было поддержки греческого восстания. От Александра Ипсилантиса было вовремя получено письмо на имя императора, в котором он слагал с себя российский военный чин, а Иоанн Каподистрия пишет послание с осуждением восстания в Греции, как местной инициативы, подчеркивая полную непричастность России к этому факту. Меттерних призвал к подавлению всех вспыхивающих восстаний силами союзников, в том числе и «восточного», как он назвал греческое. И тем не менее, в итоговом документе встречи  ИоаннуКаподистрии удалось провести исключение восстания в Греции из списка подлежащих подавлению военными силами союзнических монархий. Это была его самая крупная дипломатическая победа, дорого правда ему стоившая — доверие Александра Первого к нему было подорвано, и по возвращении в Санкт-Петербург император начинает его постепенное отдаление, завершившееся через несколько лет потерей поста министра иностранных дел Российской Империи.

Вселенская Православная Церковь в Константинополе тоже отрицательно отнеслась к греческому восстанию. Когда всюду зачитали фирман султана, которым все подданные империи по имя пророка и Корана призывались к джихаду и поголовному истреблению «ромейской райи» (т.е. греков), то патриарх Григорий V после Литургии в патриаршем храме в воскресенье пятой неделе Поста произнес и подписал отлучительные грамоты против повстанцев.

Приведем эти малоизвестные документы церковной истории.
„Светлее солнца (та истина), что первое основание нравственности за­ключается в благодарности благодетелям, и кто за благодеяние воздает неблагодарностью, тот — порочнейший из людей. Мы видим, что этот порок многократно осуждается Священным Писанием, не прощается и самим Господом нашим Иисусом Христом, как видно на примере Иуды. Когда же неблаго­дарность соединяется с духом злодейства и возмущения против общего Haшегo благодетеля и кормильца— державнаго и непобедимаго правительства, тогда она становится уже прямо богопротивною, так как нет, сказано, царства и власти, не установленной Богом; посему всякий, противящийся этому, от Бога над нами поставленному, державному правительству, противится Божьему повелению.
И вот, эти два существенные и основные религиозно-нравственные требования с беспримерной дерзостью и нахальством нарушили недавно назначенный, (чему не следовало бы быть), господарем Молдавии Михаил и Александр Ипсилантис, неразумный сын известнаго дерзкого беглеца Ипсиланти. Всем соотечественникам нашим известны безпредельные милости, которые иеизсякаемый источник установленнаго над нами державного царства излил на сего злохудожного Михаила. От малости и ничто­жества правительство возвысило его к степенямъ до­стоинства и знатности, от безславия и неизвестности привело к славе и почестям; оно обогатило его, согрело и в конце всего почтило светлейшим троном игемонства и сделало князем народов. Однако, будучи по природе злокозненным, он явился воплощенным чудовищем неблагодарности и вошел в соглашение с Александром Ипсиланти, сыном беглеца и изгнанника Ипсиланти, — который, захватив немногих, подобных ему, помощников, осмелился внезапно вторгнуться в Молдавию, и оба они, одинаково нера­зумные, надменные и до безумия честолюбивые, или, лучше сказать, легкомысленные, объявили о свободе народа, многих из тамошних жителей, людей порочных и неразумных привлекли своим воззванием, отправив и послов в разные местности, дабы они обманывали и завлекали в эту бездну погибели и других соотечественников.
Для того, чтобы быть в состоянии каким нибудь образом воодушевить слушавших (их бредни), они воспользовались именем Российской державы, выставляя на вид, будто и она согласна с их планами и движениями, — идея совер­шенно-ложная и неосуществимая, создание их собственного злонамеренного ума и порождение легкомыслия. В виду того, что это морально невозможно и в тоже время служит поводом к порицанию российской Империи, сам Его Превосходительство, здешний российский посол представил письменное удостоверение в том, что русское правительство не имеет ника­кого ни известия, ни участия в этом деле, вполне осуждает его и ужасается гнусности предприятия; кроме того, Его Превосходительство оффициально уведомил царское правительство о событиях, сделав представление в том смысле, что сейчас же необходимо позаботиться о совершенном прекращении и уничтожении этого зла. И как из этого уведомления, так и из письменных донесений, которые были представ­лены со стороны начальников царских провинций, а равно открыто были высказаны другими верными соотечественниками, многолетнему правительству сделались известными корень и ocнование всего этого лукавого плана. С таким коварством упомянутые два лица и их сотрудники, любители свободы, a, вернее, ненавистники ее, разыграли гибельную комедию и решились на дело позорное, богоненавистное и безсмысленное, желая нарушить соотечественников, верноподданных могущественного царства, которыми они пользуются под его широкою сенью со всеми преимуществами свободы, коих не имеет другой подчиненный и подвластный народ: они живут спокойно с женами и детьми, имуществами и состоянием, пользуясь честью и в особенности преимуществами веры, которая сохранена и соблюдается без соблазна доныне, к душевному нашему спасению.
(…)Об этом немедленно сообщите всем своим знакомым и все сделайтесь более внимательными, отвергая и разрушая, как паутиную ткань, все то, что тем или другим способом соткали обман и злонамеренность инициаторов дела. Если эта смерто­носная зараза не будет очищена (чего не дай Бог!) и некоторые будут уличены в дерзких замыслах против обязанностей верноподданства, тогда все та­ковые будут наказаны без милости и сожаления (да не будет Христе, Царю!), а вслед затем спра­ведливый гнев правительства и ярость мщения всех шейхов ислама вспыхнут и против нас и будет несправедливо и преступно пролита кровь многих неповинных, как бесповоротно обо всем этом объ­явило могущественное и непобедимое правительство в изданном и в присутствии всех нас, прочитанном высоком царском достопокланяемом указе.
А тех нечестивых главных виновников, безумных беглецов и гибельных отступников, вы пре­зирайте и обращайтесь от них и словом и мыслью, так как, и народ, и церковь имеют их у себя в презрении и собирают против них самые ужасные и страшные проклятия: их, как сгнившие члены, церковь отсекает от чистого и в здоровье пребывающего христианского организма. Как нарушители божественных законов и канонических постановлений, как презрители священного помазания, призна­тельности к благодетелям и благодарности, как противники нравственных и гражданских устоев, как безсовестные строители гибели невинных и безответных соотечественников, да будут они от­лучены, прокляты и непрощены, неразрешенны по смерти, повинны вечной анафеме, если не захотят понять преступление или обман, возвратиться назад и идти по прямому пути спасения, т. е. если в полноте не примут на себя вида, соответствующего их верноподданическому состоянию… Итак, зная об этом, отрезвитесь во имя Бога и поступите так, как мы церковно пишем и совместно повелеваем; а не вопреки определению, ибо мы в скорости ожидаем счастливого исполнения предписанного, дабы благодать Бога и безпредельная милость Его были со всеми вами. 1821-го года в месяце марте».

Кроме того, патриарх с Синодом издал особую отлучительную грамоту против вождей восстания: «Камни, деревья, железо пусть распадутся, — они же (т. е. инсургенты) нисколько! Разверзшаяся земля пусть поглотит их, но не как Дафана и Авирона, — а каким нибудь особенным способом, как знамение и пример! Порази их, Господи, холодом, зноем, гибельным ветром, опустошением и болезнью. Да будет небо над главою их медным и земля под ногами железною! Да погибнут они преждевременно в настоящей жизни и да накажутся в будущей! Молнии небесного гнева да падут на головы их! Имения их да будут в совершенное уничтожение и погибель! Да будут дети их сиры и жены их вдовы! В одном роде да изгладится имя их с шу­мом и да не останется у них камня на камне! Ангел Господень да изгонит их мечем огненным! Да будет клятва всех сущих от века святых на них самих и на тех, кои нераскаянно последовали по стопам их или последуют в будущем».

Но когда арестованному патриарху Григорию предложили принять ислам, говорит летопись «это последнее оскорбление, казалось, на мгновение возвратило падающие силы святителя. Громким и ясным голосом он просил их перестать насмехаться над патриархом христианского народа, который умрет как жил, но не изменит распятому Господу… Палач повел свою жертву к патриаршим воротам. Так как ворота оказались слишком низкими, наскоро приступили к устройству виселицы. Патриарх спокойно стоял все время, пока вбивали в землю столбы. Более часа тянулись эти приготовления, причем палачу-негру помогал другой товарищ его по профессии, некто Ахмед из отступников православия, а также несколько константинопольских евреев, искавших случая выразить свою ненависть к христианам… Со связанными назад руками, патриарх не мог осенить себя в последний раз крестным знамением и тем засвидетельствовать свою веру, но взамен этого он устремил к небу свой кроткий благоговейный взор… При виде совершившегося мученичества толпа зевак из жидов и турок разразилась громкими криками торжества и богохульства, бросала камнями в тело…
На четвертый день к главному палачу явилась депутация от стамбульских евреев в количестве 20-ти человек и за 800 пиастров купила тело мученика. Они привязали к ногам мученика веревку и с восклицаниями дикой радости, с проклятиями на весь род христиан влачили его по улицам вокруг христианских церквей, пока вечером с камнем на шее не бросили в море». Но тело патриарха прибило к русскому кораблю, который и доставил его в Одессу, где в Троицкой Церкви было совершено достойное погребение.
Патриарху Григорию в ставшей независимой Греции ставили памятники. В Церкви его память как святого совершается 10(23) апреля (в Греческой Церкви канонизация состоялась в 1871 году; в месяцеслов Русской Церкви имя св. Григория внесено по благословению Патриарха Алексия II 25 июля 2000 года).

Часто впечатляют нас саркастические улыбки Клио — музы истории…

КАК ДОБРАТЬСЯ до Ликабета

Высота Ликабета 277 метров и это самый высокий из афинских холмов — благодаря этому он виден практически отовсюду в городе. Наиболее близкая станция метро Евангелизмос (Ευαγγελισμος — Evangelismos) От станции метро, по любой улице, поднимающейся наверх вы попадете в район Колонаки, а указатели приведут вас к фуникулеру..

Подняться на самую вершину холма можно на фуникулере или пешком по лестницам. Фуникулер находится внутри закрытого туннеля и при этом способе восхождения на холм, вы не увидите ничего вокруг, кроме украшенных рекламой стен. Но для людей, не слишком расчитывающих на свои силы наилучшим вариантом будет, наверное, вверх — на фуникулере, а вниз — пешком,так можно многое увидеть, но не слишком устать. Фуникулер находится на улице Плутарха (οδος Πλουταρχου — Ploutarchou Street ).

Image and video hosting by TinyPic а можно — на велосипедах, как мы

С вершины холма открывается панорамный вид на современные Афины, не слишком, правда, живописный — нагромождение невысоких жилых коробок, сползающих к морю, из которых поднимаются холмы славной античности, только один из которых сиротливо венчает Акрополь…
На небольшом пространстве самой вершины Ликабета раскинулся не для бедных ресторан,
Image and video hosting by TinyPic
а если вы не принадлежите к этой категории, то вам остается только микроскопическая площадка с византийской церквушкой Святого Георгия и несколькими подзорными трубами, открывающимися только от пожертвованной туда мелочи.

Наверное все согласятся, что из всех афинских холмов, даже при очень коротком посещении города, стоит посетить холм Акрополя и Ликабет.

Copyright Atena Boutsiani 2010

Все авторские права защищены. Воспроизведение любыми техническими средствами возможно только при наличии письменного разрешения владельца авторских прав.

Только один день в Афинах – что посмотреть христианину и любителю византики?

Количество христианских церквей в Афинах было наибольшим, как не странно, именно в период турецкого ига. Так в 17 веке, французский монах-иезуит Бабен (Babin) насчитывает около 300 христианских церквей, а другой французский путешественник Спон ( J.Spon) — более 200. Турки не разрушали христианские храмы в Афинах – наибольшее количество их было снесено и разрушено именно после освобождения от ига турков, с возникновением нового европейского греческого государства, с целью возрождения памятников античности, на основе которых эти церкви были построены (и благодаря чему эти античные памятника так хорошо сохранились до наших дней).

Из 150 раннехристианских, византийских и поствизантийских церквей, которые насчитывались в Афинах в 19 веке, только 24 сохранились до наших дней в сохранности, 20 – в сильно разрушенном виде, 11 — в сильно измененном виде в связи с последующими перестройками, 10 были заменены новыми и 85 церквей были снесены и разрушены.
Самым трагичным для судьбы многих византийских церквей стал период перестройки столицы нового европейского греческого государства – приблизительно с 1835 по 1850 год. Улицы города расширялись, перестраивались, строились новые – многие церкви оказавшиеся на их пути безжалостно разрушались. Прекрасная византийская церковь Капникареа, которую можно сегодня увидеть посередине центральной улицы Ерму избежала сноса буквально в последний момент – и только благодаря личному заступничеству ценителя архитектуры баварского короля Людовика, отца новопровозглашенного греческого короля Отона. Кроме того по распоряжению тогдашнего правительства нового греческого государства активно продавались земельные участки церквей – вырученные деньги использовались для строительства нового Афинского Университета, а плиты разрушенных византийских церквей использовались как строительный материал для возведения нового Храма Афинской Митрополии. Считается, что около 70 византийских церквей были снесены в угоду плану обновления городских улиц.Многие оставшиеся ждала еще более трагическая судьба. Активно начавшиеся археологические раскопки привели к уничтожение очень многих, которые, как предполагалось, были возведены на месте памятников античности. Очень часто церковь расрушалась чтобы раскопать что-то античное под ней , даже если не было четкого исторического свидетельства о наличии такового – просто в результате предположения. Около 30 византийских церквей были разрушены для археологических раскопок.

Итак если в нашем распоряжении только несколько часов в Афинах и небольшая прогулка по центру– что стоит посмотреть из православных византийских церквей.

Русская Церковь (Россики Екклисия) или Сотира Ликодиму ( Σωτειρα Λυκοδημου – Ρωσσικη Εκκλησια)

находится на улице Филлелинон, рядом с проспектом Василиссы Амалии и центральной площадью Синтагма. Церковь относится к первой половине 11 века. В годы турецкого владычества здесь располагался монастырь и церковь была его главным храмом. Монастырь был почти полностью разрушен сильным землятресением в 1701 году – церковь почти не пострадала. В 1780 году турецкий правитель Афин Али Хасеки, занимавшийся строительством новых городских стен в этом районе, дал приказ уничтожить остатки монастыря. В период освобождения от турецкого ига этот храм претерпел сильные разрушения, и в полуразрушенном виде был куплен в 1847 году российским правительством, которое восстановило его для организации русской церкви в столице Греции – тогда он получил имя Святой Троицы. Тогда же рядом с ним была построена и высокая колокольня. Это большой восьмиугольный храм с обширным куполом, типа впечатляющих византийских церквей монастыря Дафни в Афинах или монастыря Святого Луки в Беотии. Византийский мраморный невысокий иконостас был заменен русского типа высоким, а роспись немецкого художника романтического направления Людовика Тирса заменила в 1847 сохранившиеся к тому времени византийские фрески. В подвалах церкви есть вход в подземные катакомбы, которые, как говорят, связывают его с Акрополем.

Россики Екклисия или Сотира Ликодиму . Византийская церковь 11 века – в 1847 году была куплена российским правительством и переименована в храм Святой Троицы.

Церковь Сотира Коттаки(Σωτειρα του Κοττακη) или Преображения Господня
( Μεταμορφωση του Σωτηρος) – находится в начале улицы Кидафинеон. Византийский крестово-куполный храм относится к 11-12 веку. Пристройки с западной и южной стороны относятся к 1908 году. В 1847 году, до обновления храма Русской Церкви Святой Троицы, этот храм временно служил как русская церковь в Афинах.
 Сотира Коттаки ( Преображения Господня)

Церковь Святого Николая Рагавы (Αγιος Νικολαος Ραγκαβας) – находится на пересечении улиц Пританиу (Πρυτανειου) и Епихарму( Επιχαρμου). Основной византийский крестово-купольный храм относится к 11-12 веку. С северной стороны позднее была пристроена часовня Святой Параскевы. Впоследствии храм был увеличен еще одной пристройкой.
 Церковь Святого Николая Рагавы ( Агиос Николаос Рагавас)

Церковь Святого Иоанна Богослова (Αγιος Ιοαννης Θεολογος) — находится на пересечении улиц Ерехтеос (Ερεχθεως) и Эротокриту (Ερωτοκριτου). Византийский крестово-купольный храм относится к 11-12 веку и сохранился до наших дней без особых изменений.
 Храм Святого Иоанна Богослова. Снимок из фотоальбома Музея Бенаки.

Храм Преображения Господня (Μεταμορφωση του Σωτηρος).Находиться на северном склоне Акрополя, на улице Феориас (Θεωριας) . Считается, что относится к 14 веку. Крестово-купольный византийский храм с высоким куполом. Об истории его ничего не известно. Пристройки с восточной и западной стороны очевидно построены позднее основного храма. С южной стороны есть маленькая часовня Святой Параскевы.
Храм Преображения Господня ( Метаморфоси ту Сотирос) на северном склоне Акрополя.

Церковь Святых Апостолов Солаки (Αγιοι Αποστολοι του Σολακη) – находится на границах археологического комплекса Древней Агоры, с юго-восточной стороны, в конце улицы Полигноту (Πολυγνωτου), среди руин античных и римских памятников. Относится к 11 веку. Крестово-купольный византийский храм с боковыми пристройками так называемого ”афонского ” типа – так построены почти все главные храмы монастырей на Святой Горе Афон. Во время турецкого ига это была простая приходская церковь и название Солаки происходит очевидно от имени семьи, которой она принадлежала. В 1877 году с западной стороны была добавлена пристройка В 1954-56 годах его начальный вид был восстановлен по плану архитектора и археолога Яниса Травлоса и все позднейшие архитектурные изменения были удалены – деньги для работ по восстановлению были предоставлены американским фондом Кресса.
 Церковь Святых Апостолов Солаки (Агии Апостоли ту Солаки) замечательный образец византийской архитектуры 11 века. Находится рядом с археологическим комплексом Агоры.

Церковь Агиа Динамис ( Святой Силы) Αγια Δυναμις – находится как раз под зданием Министерства Образования, на улице Митрополеос
( Μητροπολεως), недалеко от центральной площади Синтагма. Очень маленький византийский храм, являющийся подворьем монастыря Пентели. Все остальные здания этого подворья были разрушены или во время работ по расширению улицы Митрополеос или строительства нового здания министерства.
Церковь Капникареа — Находится в центре улицы Ерму ( Ερμου), снос церкви был предусмотрен в процессе работ по расширению улицы Ерму и она была спасена только в результате личного вмешательства отца возведенного на греческий престол принца Отона, короля Людовика Баварского Относится к 11 веку . Роспись храма принадлежит видному греческому художнику 20 века Фотису Котдоглу, работавшего в византийском стиле над росписью некоторых храмов.

Церковь Святого Елефтерия или Храм Богородицы(Панагия) Горгоэпикос. Называемая также иногда Микри (маленькая) Митрополи, находится с южной стороны современного Храма Афинской Митрополии. Относится к 12 веку. В строительстве этого византийского крестова-купольного храма было использовано множество плит античного происхождения от древних развалин. Хотя ничего достоверно неизвестно об этой церкви в годы, предшествующие турецкому игу, она традиционно связывается с именем последнего митрополита Афин перед захватом города франками – известным мыслителем своего времени Михаилом Хониатисом. В годы турецкого ига она служила резиденцией афинских митрополитов. После освобождения от турецкого ига использовалась как публичная библиотека. Была посвящена Святому Елефтерию после изгнания первого греческого короля баварца Отона в 1862 году. После возведения Храма Афинской Митрополии действует как его придел.

Церковь Панагия Горгоэпикос или Святого Елефтерия. Находится с южной стороны Храма Митрополии.

Митрополис – Кафедральный Собор Афинской Митрополии. – находится на большой площади посередине улицы Митрополеос( Μητροπολεως). Он был построен в 19 веке и не является церковью византийской эпохи, но как кафедральный храм Афинской Митрополии заслуживает своего внимания. Первый камень был заложен в 1842 году а открытие и освящение храма, получившего имя Церкви Благовещения состоялось 20 лет спустя — в мае 1862. Средства на его постройку были выручены частью от продажи земельных участков, принадлежащих церкви, частью предоставлены Афинской Мэрией и вкладами греческих королей. План для строительства храма был создан датским архитектором Теофилом Хансеном в готическом стиле, но с использованием элементов византийской архитектуры. Строительство, начатое по этому плану, было приостановлено в 1843 году в связи с истощением собранных денежных запасов. В 1846 году был объявлен новый конкурсархитектурных проектов – для превращения храма в ”эллиновизантийский”. Победу одержал архитектор Димитрис Зезос, который и сменил датчанина Хансена в руководстве строительством, которое продолжилось очень медленно и с перерывами. В 1857 году, после смерти Димитриса Зезоса, руководство строительством Афинская Мэрия передала французскому архитектору Ф. Буланже. Для росписи храма”в византийской традиции” снова был объявлен конкурс — победу одержал художник С. Ялинас, живущий в Вене. Он осуществил роспись храма с помощью баварского художника Александра Максимилиана Заица. Скульптурные элементы внутреннего украшения храма – амвоны и саркофаг священномученика Григория V Патриарха Константинопольского, создал скульптор Г. Фиталис.
Несмотря на надежду что новый храм Митрополии нового греческого государства станет впечатляющим памятником архитектуры и все потраченные на это средства – он им не стал и ”эллиновизантийская традиция ”его стиля не может сравнится с красотой настоящих византийских церквей. Попытка соединить византийскую традицию с господствующими в 19 веке архитектурными и художественными направлениями потерпела провал по мнению многих представителей греческой мысли.
 Кафедральный Собор Афинской Митрополии, построенный в 19 веке.

Церковь Святой Екатерины ( Αγια Αικατερινη) находится в историческом центре города, на Плаке, на площади, тоже носящей имя Святой Екатерины. Основной храм, к которуму примыкают позднейшие пристройки относится к 11-12 веку. Эта византийская церковь носила имя Святого Феодора. В период турецкого владычества храм был предан монастырю Святой Екатерины на Синайской горе и поэтому изменил свое название, став церковью Святой Екатерины. В 1839 году, по свидетельству путешественника Дидрона (Didron), храм был полуразрушен. Это традиционный византийский крестово-купольный храм, восстановленный в начале 20 века .

Церковь Пантанасса или Монастираки – находится на пересечении улиц Митрополеос( Μητροπολεως) и Афинас ( Αθηνας) в начале торгового района Монастираки, напротив станции Монастираки афинского метрополитена. Время ее создания этой базилики определяется 10 веком. В результате перестроек, произведенных в 1890 и в 1911 годах ее западная часть претерпела изменения и также была воздвигнута высокая колокольня, носящая черты классического стиля. Церковь эта была главным храмом какого то женского монастыря в византийскую эпоху, а впоследствии являлась подворьем монастыря Кесариани. Она носила имя Храма Монастыря Пресвятой Богородицы Пантанасса. Археологические раскопка 1885 года и строительство станции первой наземной линии метрополитена привели к сносу всех остальных сохранившихся зданий монастыря. Сейчас ее обычно называют церковь Монастираки – по имени знаменитого базара, расположенного рядом.

Агии Анаргири, подворье монастыря Гроба Господня в Иерусалиме – находится  на улице Еротокриту (ΕΡΩΤΟΚΡΙΤΟΥ) 10 3  в туристической зоне около Акрополя Плака (ΠΛΑΚΑ)

Греция для православных паломников и любителей византийской традиции
Афины. Часть I
Афины. Часть II
Афины. Часть III
Афины. Часть IV
Афины. Часть V
 Афины. Часть VI
Афины. Часть VII
Афины. Часть VIII

Греция для православных паломников и любителей византийской традиции. Афины Часть VIII

Афины. Часть I
Афины. Часть II
Афины. Часть III
Афины. Часть IV
Афины. Часть V
 Афины. Часть VI
Афины. Часть VII


Афины Часть VIII

Герцогство Афинское

В конце 1204 года закованные в железо крестоносцы – рыцари войска Бонифация Монферрата окружили уже ослабленные набегом сарацинов и неурожайным годом Афины. Здраво оценив ситуацию митрополит Афин Михаил Хониатис решил, что не имело смысла сопротивляться и сдал Акрополь Бонифацию. Завоеватели подвергли нещадному ограблению город и сокровища его церквей. Был жестоко ограблен Храм Богородицы Афиниотиссы в Парфеноне и украдены многие ценные манускрипты богатой библиотеки митрополита, которую собрал Хониатис. Многие из афинян бежали из города, как и сам митрополит, который, после недолгого странствия по Греции, остановился на острове Кеа – в монастыре Иоанна Предтечи, где и скончался в 1220 году.

Бонифаций Монферрат передал захваченные Афины, Мегару и Фивы Отону Де Ля Рош, наследнику бургундской династии. Отон провозгласил себя Властителем Афинским (Dominus Athenarum, Sire d’Athenes). Феодальные владения Де Ля Рошей включали Аттику, Мегариду и Беотию. Преемник Отона Ги Первый, который унаследовал эти земли, получил в 1260 году от французского короля Людовика титул Герцога Афинского. Династия Де Ля Рошей правила до 1308 года, когда Ги Второй скончался, не оставив наследников, и власть перешла к его двоюродному брату Вальтеру Де Бриен, графу Апулийскому.

В 1311 году французские рыцари были побеждены в битве при Копаиде каталанцами, Вальтер Де Бриен был убит , и властителями герцогства оказалась арагонская династия , управление было доверено наместникам – викариям. Власть их над Афинами длилась до 1388 года, когда ее захватил флорентиец Нерио Аччайуоли (Acciaiuoli) –династия его правила до 1458 года, за исключением очень краткого периода венецианского владычества (1395-1403). В 1458 году турки захватили Акрополь и герцогство перестало официально существовать, хотя практически власть герцогов прекратилась на два года раньше, когда турки захватили город.

В годы латинского владычества Афины находились в упадке. Небольшой город умещался в пределах стен крепости Ризокастро. Он представлял собой скорее картину разрушения – от античных развалин до современных оставленных жителями домов. Византийские церкви продолжали украшать город, но смена властителей принесла изменения и для Церкви. В город был назначен латинский католический епископ и церковь была вынуждена подчиниться его власти. Многие видные деятели церкви и простые прихожане отправились в добровольное изгнание, как митрополит Михаил Хониатис. Город опустел.

Французские властители укрепили стены Акрополя и воздвигли на Пропилеях высокую крепостную башню, которая была снесена в 1874 году Афинским Археологическим сообществом для возрождения античного вида Акрополя.

В целях укрепления обороны в годы владычества бургундцев была построена на Пропилеях высокая башня, с которой обозревались все подходы к Афинам. Была снесена в 1874 году Афинским Археологическим Сообществом на средства откопавшего Трою Шлимана. Снос ее был встречен научным сообществом неоднозначно.

Парфенон оставался Храмом Богродицы Афиниотиссы, но стал по сути дела храмом католическим. Латинские монахи-цистерианцы заняли и монастырь Дафни, ставший аббатством, к котором погребали герцогов бургундской династии, правившей в Афинах.

В годы владычества франков монастырь Дафни перешел в руки монахов бенекдитинцев – цистерианцев и служил местом погребения Герцогов Афинских. Находясь на центральной дороге, ведущей на Пелопонес, он всегда привлекал внимания путешественников. Сохранилось много картин с его видом. Литография Тьерри де Монселя 1843 года

Французы и каталанцы столицей герцогства выбрали Фивы, но Флорентийские властители предпочли перенести свой административный аппарат в афинский Акрополь. Город снова оказался в центре внимания. Нерио Первый (1388-95) позаботился о строительстве новых крепостных стен и дорог, перестройке Пропилеев Акрополя в укрепленный герцогский замок и обновлении Храма Богородицы Афиниотиссы в Парфеноне ( итальянское название — Santa Maria di Setines). Он же дал разрешение на возрождение Митрополии Православной Церкви в Афинах ( паралельно продолжал существовать и латинский католический епископат) – что привело к стороительству новых церквей – Храма Преображения и Илии Пророка. Строительство церквей продолжалось и в эпоху Антония Первого (1403-35), с именем которого связано и переустройство порта Пирея – той его части, которая известна как Порто Леоне .

Дорожное сообщение Афин с остальными городами осуществлялось в средние века по системе дорог, построенных еще в античности – никаких изменений или улучшений в византийскую эпоху не осуществлялось. Из центра Афин со времен античности как лучи исходили дороги по основным направлениям – к Пирею, к Пелопонессу ( так называемая древняя Святая Дорога — Иера Одос, проходившая мимо монастыря Дафни и Елевсины), к Фивам и Кифиссие, к Ахарнес, к Марафону, к горе Пендели, к горе Гимет (Имитос).

Кстати, в значительной мере та же самая система дорог используется до сих пор.

Население Афин в средние века оценивается приблизительно в 5-6 тысяч обитателей – в основном небогатых ремесленников и крестьян. Но есть свидетельства и о богатых аристократических семьях и немногочисленной, но достойной внимания группе образованных мыслителей. В конце 14 века афинские нотариусы Димитриос Рентис, Николас Макрис и Дамианос Филомахос были назначены канцлерами Герцогства.

Латинские властители Герцогства Афинского питали большое уважение к городу и не запрещали употребление и развитие греческого языка. Король Арагонский и Герцог Афинский Петр Четвертый в 1380 году охарактеризовал Акрополь как “самое дорогое земное сокровище.“ Афинский двор оказывал большое влияния на политику своих Флорентийских владык , которые считали обладание землей древних эллинов своим главным завоеванием.

Византийская Афина в свидетельствах путешественников

Несмотря на небольшое возрождение в период владычества флорентийцев, в связи с эмиграцией большой части населения в период латинского владычества Афины продолжали оставаться очень небольшим и незначащим городом. По свидетельству итальянского нотариуса Никколо Да Мартони, который путешествовал в Афины в 1395 году, город насчитывал около тысячи жилых домов, и в нем не было ни одной(!) гостиницы для путешественников. В своих записях Да Мартони с восторгом описывает свои посещения древних развалин –живого свидетельства славного античного прошлого. И другой итальянский ценитель античности – Кириако Де Пицциколи, посетивший Афины в 1436 и 1444 году, оставил восхищенное описание античных памятников. Можно сказать что путешественников Европы средних веков интересовало в Афинах именно то, что оставила античность – а не современный им город. Из христианских храмов их интересовали только те, которые были построены на остатках античных, а византийские церкви оставляют их равнодушными. И все же из сообщений, которые они оставили, становится возможным сложить хоть какое-то, хотя и очень скудное, представление о городе той эпохи.

В 1838 году художник Дж. Скен, делавший зарисовки Римской Агоры и Библиотеки Адриана, и зарисовавший также церкви Святого Илии и Святых Архангелов, оставляет следующую запись в своем дневнике :“ Сегодня утром карандаш мой заняли зарисовки некоторых примеров старых маленьких и занимательных византийских церквей, которыми полны Афины и которое почти все находятся в полуразрушенном состоянии. Хотя им не сравниться с величием готических соборов Севера, они достаточно интересны, хотя малы по размеру и тесноваты.”

Церковь Святого Илии , акварель  Th. du Moncel

Строки эти можно назвать типичным впечатлением, которые производили на европейских путешественников примеры византийского зодчества в сравнении с римской и готической архитектурой Запада. Храм Божий должен был по их мнению представлять собой что-то большое по размеру и впечатляющее, богато украшенное изнутри, которое внушало бы верующему страх и благоговение перед силой Всевышнего. Западного путешественника оставляли безучастным маленькие византийские церкви с их строгостью линий и небогатым украшением. Византийская традиция росписи церквей не вызывала восторга путешественников. Сам термин ”византийский” очень часто рассматривался как синоним периоду Темных Веков и забитости, не принесшему никакого вклада в Искусство и Мысль. Византийские церкви и монастыри Афин очень часто выглядели только раздражающе, потому что находились в окружении вызывавших восторг античных развалин, и для строительства этих церквей были использованы остатки античного мрамора или они были построены прямо на сохранившихся основах блестящего памятника античности.

Храм Таксиархес – Святых Апостолов Агоры. Рисунок 1835 года британского архитектора Коула (J.Cole) для альбома гравюр, изданного в Лондоне.

Первые свидетельства об Афинах относятся к европейским путешественникам конца 14 века, начала эпохи Возрождения, которая во многом определила все дальнейшее развитие западного мира. В последующие годы интерес к греческой античности все более возрастает. Античность была неисчерпаемым источником вдохновения для эпохи Возрождения и целью европейского путешественника той эпохи было соприкосновение именно с ней. Очень скоро это переросло прямо таки в истерическое преклонение перед всем античным. Показательно, что путешествовавший в Афины в 1436 году Кириако Де Пицциколи из итальянского города Анконы оставляет восторженное описание Парфенона, не упоминая вообще тот факт, что античный храм этот уже много веков используется как христианский, посвященный Богородице – так ценимой итальянцами Мадонне. Впечатления путешественника конца следующего века (1589) Р. Любенау ограничиваются описанием афинского пейзажа с античными развалинами и описанием тщетных попыток подняться на Акрополь, на который турки, владевшиие к тому времени городом, запретили вход . Многие путешественники 17 века оставляют описания античных сокровищ города – итальянец Маньи (C. Magni), французский консул Жиро ( J. Giraud), так же французский путешественник Спон ( J.Spon) и английский Уэллер (G. Wheler). Спон и Уэллер оставляют и описания некоторых монастырей Аттики.

Подробное и восхищенное описание сокровищ античности, находящихся в Афинах, всегда имело большой отзыв в европейской мысли своего времени. В 18 веке интерес к Афинской античности начинает обретать уже научную окраску. На средства английской Ассоциации любителей античности Дилетанти Афины посещает экспедиция в составе архитекторов Чандлера (R. Chandler) и Парса ( W. Pars) , и художников-архитекторов Стюарта ( J. Stuart ) и Ревета (N. Rewett) с целью зарисовки и изучения памятников античности. Афины рассматриваются как имеющее большую важность место концентрации античных памятников – тогда входит в моду и философия немецкого ученого Винкельмана (J. Winckelman), по которой источник европейской мысли и развития – это античная греческая культура. Христианская церковь привлекает их внимание лишь в том случае, если он построен на основе античного, но в этом случае опять таки все описание отводится античным останкам.

Единственное описание византийских церквей оставляет путешествовавший в 1745 году русский монах Василий Барский. Он тоже был ценителем античных памятников, но более сконцентрировал свое описание на храмах своих единоверцев. Его зарисовки очень подробны и сопровождаются обстоятельными комментариями. В полную противоположность западным исследователям античный храм привлекает внимание Барского, только если он перестроен в христианский ортодоксальный.

Монастырь Кесариани в зарисовке русского монаха-путешественника Ваcилия Барского в 1745 году.

Освобождение Греции от турецкого ига, совершенное с большой помощью европейских держав, и на волне движения романтизма,распостраненного в то время, провозглашение в 1834 году Афин столицей нового греческого государства – все это привлекает новое внимание к городу и его сокровищам. Лавинообразно увеличивается число путешественников из Западной Европы. Византийская церковь попадает в область внимания путешественников и ученых, перестав быть только экзотической деталью европейского Юга, как минареты турецких мечетей. Византийским церквям отводится полное достоинство место храма древнего христианского народа, боровшегося за свое освобождение. Появляются подробные описания, зарисовки, научные исследования византийского периода.

Акрополь, вид с юго-востока, квртина Р. Чекколи (R. Ceccoli) 1853 года. Видна башня, построенная в средние века франкскими властителями, снесенная впоследствии.

Но все-таки памятники античного прошлого продолжают перевешивать внимание, как гордое свидетельство совершенности античной культуры. Западное преклонение перед античностью сильно повлияло на мышление новогреческого государства, которое с целью восстановления памятников античности считало своей прямой обязанностью разрушение всех позднейших на них пристроек, даже если это были христианские храмы – и были снесены и потеряны многие христианские храмы византийского периода. Многие видные представители современной греческой мысли находят много горькой иронии в том, что христианские византийские церкви, построенные на основах древних языческих храмов с целью их освящения — и благодаря чему эти произведения античного зодчества дошли в таком хорошем состоянии до наших дней – что они были безжалостно разрушены для возрождения языческих памятников.

Только один день в Афинах – что посмотреть христианину и любителю византики?

Copyright Atena Boutsiani 2008

Все авторские права защищены. Воспроизведение любыми техническими средствами возможно только при наличии письменного разрешения владельца авторских прав.

Греция для православных паломников и любителей византийской традиции. Aфины Часть VII

Афины. Часть I
Афины. Часть II
Афины. Часть III
Афины. Часть IV
Афины. Часть V
 Афины. Часть VI

Aфины Часть VII

Оморфоклисия (Прекрасная Церковь) в Галаци (Ομορφοκλησια στο Γαλατσι)

Под названием Прекрасной церкви этот храм, посвященный Святому Георгию, известен всю свою историю, оно же отмечено на надписи 1769 года, находящейся в нем. Это позволяет судить, что даже в те времена, когда Афины сохраняли еще все свои византийские церкви, она особо выделялась среди всех них своей красотой. Она и сегодня привлекает взгляд своим изяществом и гармоничностью, особенно в сегодняшнем плотном окружении всех многочисленных, лепящихся друг на друга, сооружений современных эллинов, не обладающих и тенью стиля строений прошедших веков.

Оморфи Екклисия ( Ομορφη Εκκλησια) (Прекрасная Церковь) – или Оморфоклисия в более упрощенном народном произношении, вид с северо-западной стороны. Носит имя Святого Георгия. Сам храм, пареклиз и портал относятся к одному и тому же времени – концу 12 века.

Она довольно маленькая по размеру — 10 с половиной на 11 метров, традиционного крестово-купольного, вписанного в квадрат, стиля , с пареклизом с южной стороны и порталом с западной. Купол характерен для афинских церквей – восьмиугольный и возвышающийся над остальным зданием, он часто именуется “афинским“.Несмотря на некоторую разницу в манере возведения и некоторые другие архитектурные делали, тем не менее кажется доказанным, что все части церкви были построены в одно и то же время – в конце 12 века. Также предполагается что Оморфоклисия была главным храмом какого-то не сохранившегося монастыря – иначе трудно объяснить возведение столь прекрасной церкви на таком большом расстоянии от центра средневекового города (находится в Галаци — одном из районов современных разросшихся Афин).

В храме сохранилось большое число средневековых фресок второй половины 13 века. Хуже всего сохранились находящиеся в нижней части храма. В прекрасных фресках несомненно заметно влияние западной традиции.

Деталь из росписи Входа Господня в Иерусалим. У входа в врата Иерусалим, шесть полных напряженного ожидания Мессии жителей во главе с бородатым старцем. В росписи чувствуется влияние легкой западной кисти.

В портале сохранились детали из жития Богородицы, мученичества Святого Георгия, Бракосочетания в Канах, принесение в жертву Исаака Авраамом.
В храме соблюдена византийская традиция росписи, сложившаяся к тому времени – с изображением Христа Пантократора на куполе, которого художник Контоглу, работавший в 20 веке над росписью и реставрацией церквей в византийской манере, очень ценил.

Христос Пантократор на куполе храма Святого Георгия – Оморфоклисии. Хотя соблюдены все традиционные каноны этого изображения в византийской живописи, отсутствует неподвижность и застылость, так характерная для множества их них – изображение отличается живостью и одухотворенностью. Известный художник Фотис Контоглу, работавший в византийской манере высоко ценил эту фреску за ее художественные достоинства.

Внизу на стенах храма изображения святых, где особый интерес вызывают изображения двух в одеянии цистерцианских монахов ( католического монашеского ордена, отделившегося в 11 веке от бенедиктинского). В алтарной части пареклиза сохранились изображенные друг против друга сцены из Старого и Нового завета ( Тайная вечеря – Святая Троица на трапезе у Авраама).
 Тайная Вечеря из северной части пареклиза Оморфоклисии. Христос справа, со склонившимся ему на грудь любимым учеником Иоанном. На противоположном конце стола, на почетном месте Святой Петр. Слева в двух местах от него – склонившийся над столом, готовый к предательству Иуда – единственный из учеников без нимба над головой.

Художники, работавшие над росписью церкви были скорее всего местными – вряд ли для росписи столь незначительного храма стали бы приглашать иностранных мастеров. И тем не менее влияние западной манеры прослеживается очень четко. В годы франкократии манера изображения византийских церквей пережила период обновления. Стиль, аналогичный фрескам Оморфоклисии, можно увидеть в церкви Святой Троицы в Краниди Ермиониды, там же надпись 1244года, свидетельствующая о работе художника Иоанна Афинянина. Манера византийской живописи получает новый толчок и вдохновение – но не напор властителей франков приводит к этому, а творческое развитие византийской традиции.

Немного из истории Афин византийского периода.

Хотя с закрытием афинских философских и риторических школ была закрыта можно сказать и последняя страница их славной древней истории, городу не была уготовлена судьба исторического забвения и упадка – он продолжал расти, развиваться, нести на себе печать истории. Город рос и строился, выйдя уже далеко за границы древних городских стен эпохи императора Адриана. В эпоху императора Юстиниана были построены уже новые стены и обновлены старые, окружавшие город старой греко-римской эпохи. Третья защитная стена, которая окружала холм Акрополя периметром в полтора километра была построена уже в середине 11 века.
Раскопки на всей территории древнего города обнаруживают и следы многочисленных византийских построек и церквей. Особенная активность застройки наблюдается в 6-7 веках, когда строится кафедральный собор Великой Богоматери на территории библиотеки Адриана.
 Развалины византийских строений во восточной части древней агоры. Из книги “Строительное развитие Афин “ И. Травлу.

Все указывает на то, что в этот период Афины снова переживают некоторое развитие, чем и объясняется возвышение их в статус церковной митрополии, в середине 8 века. Резиденция митрополита находилась на территории Акрополя. Митрополит Афинский был достаточно сильной политической фигурой византийской империи, защищавшим права афинян от злоупотреблений византийских властей. Административное управление осуществлял глава епархии – провинции, имевший также титул Афинарха. Византийское управление очень часто несло авторитарные черты, ущемлявшие права афинян, о чем свидетельствует один исторический факт – в 915 году разгневанная толпа афинян забила камнями в христианском храме Парфенона, где он спрятался, одного тираничного Афинарха.

В восьмом веке Афины переживают новый толчок в развитии, связанный с именем афинянки по происхождению византийской императрицы Ирины, супруги императора Льва Четвертого. В пятом веке другая афинянка занимала византийский престол – дочь афинского философа Леонтия, Евдокия, сочетавшаяся браком с Феодосием Вторым.
В годы правления императрицы Ирины ее родственники из аристократической семьи Сарандапихов возглавили город. Патриций Константин Сарантдапих упоминается как правитель Афин, а сын его Феофилакт входил в ближайшее окружение византийского императора. В 807 году еще одна афинянка – племянница Ирины, Феофания взошла на византийский престол, как супруга Ставракия.

С девятого века в Афинах возводятся новые постройки. Вместе с обновлением раннехристианских храмов, построенных на основах античных, строится много новых. Строительство это достигает апогея в 11 и 12 веках с возведением целого ряда прекрасных церквей – таких как Церковь Святых Апостолов Солаки на территории Древней Агоры, соборы Святых Бесплотных Сил Тесейона и Агии Феодори на современной площади Клафмонос , церковь Капникареа, Храм Богородицы Горгоэпикос (или Св Елефтерия) – Маленькая митрополия, Св Николая Рагавы, Св. Екатерины, и восьмиконечного типа храм Сотира (Спасителя) Ликодиму – сейчас Русская Церковь Святой Троицы и другие. Но и за пределами Афин строились прекрасные храмы монастырей, как монастырь Дафни, Оморфоклисия (Прекрасная Церковь), Монастыри Астериу и Кесариани.

В тот же самый исторический период ( 9-12 век) активно строятся и жилые дома, районы были густо населены . Тип афинского жилого дома византийской эпохи не отличался от своего античного предшественника. Жилой дом всегда строится вокруг внутреннего дворика, в котором с одной стороны часть дома с навесом защищала от афинского солнца. Но и сами улицы Афин византийского периода строились по античной схеме, что в определенной степени сохранилось и в современном городе.
В 1018 году Афины посетил победитель болгар император Василий Второй, он вознес благодарности Богородицы за успех своего завоевательного похода в храме Богородицы Афиниотиссы в Парфеноне и принес храму много даров.

В 11 и 12 веке Афины представляют собой развитый густонаселенный город, достаточно крупный торговый центр – об этом свидетельствует указ 1082 года императора Алексия Первого, предоставлявший право выгодной торговли венецианским купцам в Афинах и прилегавших к ним районах. Там находились известные центры производства оливкового масла, вина и меда – известностью пользовался *мед Гимета* с горы Имитос, развита была торговля всего добываемого из моря – всего для еды и ракушек, широко продавалась порфира, получаемая из красных водорослей и используемая для окраски тканей в багрово-красный цвет (в основном одеяний византийских императоров).

Имеющиеся данные позволяют судить, что слава Афин достигла самых отдаленных уголков Европы – о них знали в те времена в Скандинавии, на Британских Островах и даже в далекой Исландии. Широкой известностью пользовался Храм Богородицы Афиниотиссы в Парфеноне – на ежегодный Праздник Святой Девы в него стекались паломники из всей Европы.

Но мыслители той эпохи не забывали о былой славе Афин и как античного центра. В 11 веке Михаил Пселлос писал что развалины античных Афин – Академия, Сады Философов, Стоа — славнее многих нынешних городов. В 1182 митрополитом Афин стал Михаил Хониатис, заметный мыслитель своей эпохи, большой знаток и ценитель античности, избрание которого большинство афинян встретило с большим энтузиазмом. Митрополитом владела мечта о возрождении славы города, равной масштабу античности. Время, в которое ему пришлось действовать в Афинах (он был митрополитом с 1182 по 1204 год) , было к сожалению очень неблагоприятным. Когда он вступил на престол, город только что пережил разрушительный набег сарацинов, а неурожайный год совсем опустошил его закрома. Многое в городе было разрушено, а голод душил его население. Авторитарное правление византийских властителей, продолжавших выжимать налоги, только усугубляло ситуацию.

Михаил Хониатис, митрополит Афинский(1182-1204), с фрески Храма Святого Петра Каливия Кувара. Большой знаток и ценитель Афин и их славного прошлого, он много сделал для возрождения города, хотя и период его деятельности был очень исторически неблагоприятным.

В своей речи при вступлении на престол митрополита в храме Парфенона , Хониатис много говорил об истории и значении Афин, но очень скоро с горечью понял что страницы былой славы были во многом непонятны простому народу. Деятельность митрополита была направлена на улучшение жизни афинского народа, во многом страдавшего в тисках византийской власти, и конечно же на возрождение Афин как духовного и научного центра. Усилиями нового митрополита была значительно обогащена Библиотека Афинской Митрополии многими редкими манускриптами, которые он привез из Константинополя и другими которые он разыскал в Афинах, а резиденция его на Пропилеях Парфенона стала центром духовной жизни города. Но к концу своего правления Михаил Хониатис стал свидетелем нового падения Афин – в 1203 году в город вторгается правитель Нафплиона Леонтас Сгурос и спешно организованная митрополитом оборона города помогла отстоять только Акрополь.
Ослабленные Афины стали легкой добычей для вторгшихся на следующий год франков – и начался период франкократии.

Афины. Часть VIII

Copyright Atena Boutsiani 2008
Все авторские права защищены

Греция для православных паломников и любителей византийской традиции. Aфины Часть VI

Афины. Часть I
Афины. Часть II
Афины. Часть III
Афины. Часть IV
Афины. Часть V

Aфины Часть VI

МОНАСТЫРИ

Монастырь Дафни ( Μονη του Δαφνιου)
Самый впечатляющий византийский монастырь в Афинах , жемчужина византийского творчества, сокровищница византийской мозаики 11 века, не сохранившейся больше нигде. Расположенный на современном проспекте, несущимся к центральному хайвею на Пелопоннес, на месте древней Иера Одос (Святой Дороги), связывавшей Афины с Пелопоннесом в древности. Место это было местом религиозного поклонения с древнейших времен – здесь находился жертвенник Аполлону Дафнийскому, остатки которого были обнаружены в ходе раскопок на территории монастыря. Само название происходит, как считается, по названию обильно растущих здесь лавров  (дафни по гречески).
 Монастырь Дафни, посвященный Успению Богородицы. Построенный в эпоху императора Юстиниана на развалинах древнего храма, в 11 века был украшен чудесными мозаиками — шедеврами византийского искусства.

( Примечание – Правда, в современном греческом языке слово Дафни очень часто обозначает расположенную в этот районе психиатрическую клинику, а выражение “отправится в Дафни “ является синонимом сойти с ума.)

Первый христианский храм был построен здесь в 5 – 6 веках. На его развалинах в 11 веке был построен сохранившийся до наших дней Храм Успения Богородицы (Κοιμηση της Παναγιας). Это восьмиугольный храм, по типу константинопольских, к другим храмам этого типа в Греции относятся только Церковь Святого Луки и Неа Мони (Новый Монастырь) на острове Хиос, расположенном в море недалеко от византийской столицы – современного Стамбула. Монастырь был самым богатым в Аттике и продолжал процветать и в годы франкократии, став местом погребения членов семейства Герцога Афинского. Не сохранилось никаких исторических сведений о том, кто был основателем монастыря. Тем не менее роскошь его убранства и привилегированность положения монастыря позволяют высказать предположения, что он был основан властителями города. Высокий художественный уровень мозаик свидетельствует о работе художников высокого класса, которых только Константинополь мог предоставить.


Богородица, деталь из мозаика сцены Распятия, в главном храме монастыря Дафни.

В самом Константинополе не сохранилось храмов 11 века с мозаиками этого времени, и поэтому убранство афинского монастыря предоставляет уникальную возможность оценить искусство византийской столицы в период окончательной победы христианства в конце 11 века.
Убранство храма следует традиции, сложившейся к эпохе расцвета христианства. На обширном куполе находится изображение Христа Пантократора, окруженное изображениями пророков. В центральном выступе алтарной части Богородица – символ Боговоплощения, окруженная в двух боковых выступах Архангелами, а стены всего храма украшены картинами из жизни Христа и Богородицы и отдельными изображениями святых . В основании купола сцены четырех важных событий из жизни Христа – Благовещение Богородице, Рождество, Крещение и Преображение.

Рождество Христова, мозаика в выступе у основания купола.

Другие сцены важных событий Евангелия – Вход Господень в Иерусалим, Воскрешение Лазаря, Прикосновение Фомы Неверного – находятся в верхней части храма. На восточной стене расположены основные сцены Распятия и Воскресения. Рождение Богородицы и Поклонение Волхвов помещены симметрично над Распятием и Воскресением , а успение Богородицы расположено на западной стене. В алтарной части расположены все изображения из жизни Богородицы – Молитва Иоакима и Анны, Благословение Первосвященника и Введение Богородицы во храм, а также первые сцены Страстей Христовых ( Тайная Вечеря, Омовение Ног и Предательство Иуды)

Художественная манера мозаик необычна и уникальна, разительно отличаясь от мозаик церквей Святого Луки и Неа Мони (Новый Монастырь) на острове Хиос. В ней прослеживается удивительная связь с античной классической традицией, что было замечено уже первыми исследователями (Gabriel Millet 1894-1899)

Апостол Петр, деталь из мозаики Преображения в главном храме монастыря Дафни.

Изображения пророков у купола легкостью и раскованностью линий напоминают древних философов, Архангел в сцене Благовещения — крылатую богиню Ники, а обнаженное тело Христа в сцене Крещения – античную статую.


В мозаике храма Дафнинского монастыря Тело Иисуса Христа в сцене Крещения изображено почти в античной традиции обнаженного . Искусство не теряет свои родственные узы – неизвестный художник из Аттики открыто ломает суровость изображения в христианстве, в 11 веке Афины еще живо хранят воспоминание об античной традиции

Лица ангелов и святых несут печать классической традиции, а пейзаж в сценах Рождества и Молитвы Иоакима и Анны эллинистический декор. Все эти особенности, уже знакомые нам по сохранившимся изображениям манускриптов времен византийской династии Македонов, которая могла бы получить название первой эпохи Возрождения, свидетельствует о том, что связь с античной традицией не прерывалась и питала вдохновение художников в периоды творческого возрождения.
Но тем не менее в Дафни четко видна и другая традиция, сознательно отдаляющаяся от классической. Это тенденция византийской суровости, нашедшая свое выражение прежде всего в изображении Христа Пантократора на куполе.

Христос Пантократор, мозаика 11 века на куполе главного храма монастыря Дафни.

Монастырь Дафни занимает особое место в истории и археологии византийского периода. Это был первый памятник, который пробудил внимание не только ученых, но и государства, которое до того момента казалось игнорировало этот период истории. В Дафни государство первый раз заинтересовалось реставрацией памятника византийской культуры.

Монастырь пережил судьбу многих памятников византийского искусства, которые были заброшены после освобождения от турецкого ига, когда все усилия государства, под влиянием западных держав, были направлены на восстановление памятников античности. Монастырь Дафни использовался как казармы, пороховой склад, сумасшедший дом в конце 19 века. Землетрясения 1889 и 1894 годов нанесли большой ущерб зданию храма и куполу. Борьбу за признание большой исторической ценности памятника начали основатели христианской археологии в Греции Георгиос Ламбракис и Григорис Камбороглу при помощи члена парламента Козакиса-Тибалдоса.

Первые работы по реставрации государство начало в 1889 году при сотрудничестве французского архитектора Труба и итальянского мозаиста Ново. Произведены были большие работы, необходимость которых может вызвать сомнение – как например, разрушение купола и перенос на новый его мозаик, а также восполнение мозаик храма в разрушенных частях. Следующие крупные работы по укреплению были проведены Археологической службой в 1955 году вместе с раскопками, а после землетрясения 1981 были проведены другие работы по восстановлению.

(Продолжение следует)

Copyright Atena Boutsiani 2008
Все авторские права защищены Воспроизведение любыми техническими средствами возможно только при наличии письменного разрешения владельца авторских прав.